Хронический пиелоцистит нарушение эвакуаторной функции мочевого пузыря симптпы

Особенности поведения тугоухого ребёнка

Автор: RoninGT

Авторы Андрей Пристром, заведующий кафедрой кардиологии и ревматологии БелМАПО, доктор мед. наук, доцент

В 2011 году Европейским обществом кардиологов совместно с Европейской ассоциацией акушеров-гинекологов и педиатров разработаны рекомендации по ведению беременных с сердечно-сосудистыми заболеваниями

На 1-м месте по частоте возникновения у беременных — артериальная гипертензия: в среднем по Европе она выявляется у 6–8%. Далее идут врожденные пороки сердца, доля которых ежегодно растет (особенно в развитых странах), и клапанные пороки (в основном в развивающихся). За последние десятилетия беременным чаще диагностируют коронарную болезнь сердца, что связано с увеличением гестационного возраста и ростом
факторов риска.

Артериальная гипертензия (АГ) является наиболее распространенной проблемой в период беременности. На ее долю в это время приходится до 25% всех госпитализаций.
Повышенное артериальное давление (АД) отрицательно сказывается и на плоде, увеличивает риск цереброваскулярных осложнений, полиорганной недостаточности, ДВС­синдрома, отслойки плаценты. Для плода высока вероятность внутриутробной задержки развития или гибели, преждевременных родов. В целом же АГ беременных определяется как повышение АД от 140/90 мм рт. ст.
Сегодня гипертензивные расстройства у будущих мам рассматриваются как фактор риска сердечно­сосудистых заболеваний в дальнейшем.
Один из современных аспектов — иная, существенно отличающаяся классификация АГ беременных: к сожалению, многие врачи ее не знают. Но от этого зависит
правильный диагноз, терапевтический подход, результат. В классификации важен этиологический аспект — причина болезни. В связи с этим выделяют эссенциальную гипертензию, когда АД повышено до, во время беременности и останется таковым после родов. Однако у 2/3 пациенток встречаются гестационные формы АГ, т. е. вызванные вынашиванием ребенка. Среди них относительно безобидна гестационная гипертензия, зато потенциально опасна — для матери и плода — преэклампсия, которая определяет большую часть неблагоприятных исходов беременности.
Изменилось отношение к терапии. Для большинства клинических
ситуаций началом медикаментозного лечения АГ служит уровень АД, превышающий 150/95 мм рт. ст. А вот в диапазоне АД 140–149/90–95 мм рт. ст. необходимо применять только немедикаментозные средства. Кроме того, нерационально слишком интенсивно снижать АД, поскольку это может негативно отразиться на плоде.
Из лекарств во всем мире приоритет принадлежит метилдопа, лабеталолу и ­адреноблокаторам
(в Беларуси — метопрололу и небивололу). В нашей стране два первых не зарегистрированы. Нифедипин
(в форме медленного высвобождения)
и амлодипин рассматриваются как препараты второй линии. Необходимо избегать назначения симпатолитиков, диуретиков, атенолола. А ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента и антагонисты рецепторов ангиотензина II категорически противопоказаны во время беременности, т. к. способствуют возникновению эмбриопатий.
В развитых странах врожденные пороки сердца (ВПС) — основная причина материнской смертности. Вследствие повышения возраста беременных и успехов в хирургии увеличивается число женщин и детей, родившихся с врожденными пороками сердца (в т. ч. от ранее прооперированных). При этом заболевании беременность может хорошо переноситься. Риск осложнений зависит от типа ВПС. Среди большого количества врожденных наиболее неблагоприятное течение характерно для т. н. синих пороков, где случаи досрочного прерывания беременности составляют около 50%. При остальных частота успешных родоразрешений — 75–95%. При установленном ВПС противопоказания к сохранению беременности и показания для кесарева сечения обсуждаются индивидуально. Для всех пациенток в конце I триместра составлялся план наблюдения беременности, а позднее — план родов. Большинству женщин с ВПС предпочтительнее вагинальные роды, а для оперативного родоразрешения требуется наличие строгих показаний: акушерские, преждевременные роды на фоне приема оральных антикоагулянтов, синдром Марфана, дилатация аорты >45 мм, расслоение ее, тяжелые сердечная недостаточность, аортальный стеноз, синдром Эйзенменгера.
Частота клапанных пороков уже уменьшается. Сейчас в Европе они составляют около 15% от всех. На долю хронической ревматической болезни сердца среди них приходится до 90%. Распространение клапанных пороков ревматического происхождения наблюдается в основном в странах с низким уровнем экономического развития.
Во время беременности важно иметь полную информацию о пороке, ее чаще всего получают по данным эхокардиографии. Оценка варианта заболевания и его тяжести может повлиять в дальнейшем на выбор тактики ведения беременности. Известно, что стеноз несет больший риск для вынашивания, чем клапанная регургитация; пороки левых камер сердца имеют больше осложнений, чем правых.
Отдельная проблема — антикоагулянтная терапия искусственных клапанов сердца. Материнская смертность при этом составляет 1–4%,
в основном вследствие тромбоэмболических осложнений.
Встает вопрос о пролонгировании беременности у женщин, принимающих оральные антикоагулянты.
Считается, что зачатие и вынашивание ребенка допустимы у пациенток с протезами в аортальной позиции, если нет дополнительных факторов риска и при нормальных параметрах гемодинамики. Противопоказаны, когда протезы в митральной позиции; и категорически противопоказаны при многоклапанном протезировании.
Крайне сложная тема — назначение оральных антикоагулянтов, поскольку один из основных препаратов этой группы — варфарин — обладает тератогенными эффектами. Женщины с пороками сердца вынуждены принимать его, т. к. у них часто протезируют клапаны. Сегодня установлено, что риск эмбриопатий наибо­
лее высок при суточной дозе более
5 мг, а также применении препарата на 6–12­й неделях беременности. По­этому считается возможным использование варфарина после 12­й недели. На 6–12­й неделе рекомендуется нефракционированный гепарин либо низкомолекулярные гепарины.
Важно поддерживать необходимый уровень гипокоагуляции. При протезах в аортальной позиции МНО — в диапазоне 2,0–2,5, при протезах в митральной позиции — 3,0–3,5, а при значительном риске тромбозов — выше. В связи с чем необходим еженедельный контроль коагуляции и ежемесячный — клинический и эхокардиографический.
Тем не менее проблема остается, поскольку производители оральных антикоагулянтов указывают на противопоказания при применении этой группы препаратов беременными. Пока же без них не обойтись: другие несут гораздо большую угрозу жизни и здоровью женщины. Отмечу также, что варфарин не проникает в грудное молоко и его можно употреблять при лактации.
Подготовила
Ирина Янушкевич, «МВ».

Источник: http://www.medvestnik.by/ru/issues/a_8250.html

Просмотров: 1889   
Подташнивает нет аппетита понос и болит желудок
Можно ли пить пантокальцин при гастродуодените