Где кишечные колики фото

Основными задачами по снижению вич-инфекции и парентеральных вирусных гепатитов

Автор: Rish1985

О. ОРЕХОВА – Добрый вечер. У микрофона Ольга Орехова. Вы слушаете радио «Эхо Москвы». Мы начинаем новую программу, которую мы делаем вместе с пресс-службой ВМФ. И я приветствую моих коллег. Игорь Дыгало – помощник главкома ВМФ, начальник пресс-службы, капитан 1-го ранга.

И. ДЫГАЛО – Добрый вечер.

О. ОРЕХОВА – Его заместитель – Дмитрий Бурмистров – капитан 2-го ранга.

Д. БУРМИСТРОВ – Добрый вечер.

О. ОРЕХОВА – Я думаю, что мы можем в начале минуту посвятить тому, что расскажем нашим слушателям, чему будет посвящена эта программа, и каким образом мы будем строить наши встречи. Всегда будет тема, всегда будет гость. Естественно, говорить будем об актуальных проблемах, которые есть сейчас на флоте. Будем касаться истории. Будем приглашать звездных гостей, то есть какие-то публичные люди, которые тоже имеют отношение к флоту, может быть, служили на нем даже. Обязательно будем рассказывать о жизни на флоте, о том, что моряки едят, что они носят, как проводят досуг, кого любят, в конце концов. Об этом тоже обязательно будем в этой программе рассказывать. В 23.25 ориентировочно – рубрика «Флотские байки Большого капитана». Настоящий капитан. Его зовут Михаил Анатольевич Краснов, капитан 1-го ранга, заслуженный работник культуры, член Союза журналистов будет травить настоящие флотские байки. Может быть, Игорь скажет о нем несколько слов?

И. ДЫГАЛО – Это известный на флоте человек, известный прежде всего как коллекционер флотского юмора, как коллекционер редкой морской песни, очень известный человек. Пожалуй, главное его качество – это именно тонкое флотское чувство юмора.

О. ОРЕХОВА – Уже сегодня в 23.25 познакомитесь с нашим Большим капитаном. В середине часа новости Военно-Морского Флота и последняя информация из жизни флота. Дмитрий Бурмистров будет вести у нас эту рубрику. Дима, может быть, тоже скажешь немного о ней?

Д. БУРМИСТРОВ – Мы расскажем, чем живет флот сегодня, что происходит на флоте сегодня, и какие события основные на этой неделе именно произошли на всех флотах нашей России.

О. ОРЕХОВА – Это в середине часа, в 23.30. Далее мы планируем делать включения из разных интересных мест. Это может быть флот, может быть судно, которое совершает кругосветное путешествие, военный корабль.

И. ДЫГАЛО – Подводная лодка.

О. ОРЕХОВА – Я сразу скажу, что сегодня мы связались с командиром большого десантного корабля Балтийского Флота под названием «Королев» (так называется корабль).

И. ДЫГАЛО – По имени города.

О. ОРЕХОВА – Говорили с капитаном 2-го ранга, Хабун Игорь Николаевич. И это тоже сегодня в программе. Будет обязательно в нашей программе викторина, победители которой будут получать призы: тельняшки, бескозырки, может быть, что-нибудь еще. Вопрос сегодняшней викторины, друзья, слушайте внимательно: «Какой первый флагманский военно-морской чин был у Петра Великого?» Это вопрос нашей викторины. И сегодня у нас есть две тельняшки. Одну получит человек, который первым пришлет правильный ответ по SMS 970-45-45, код Москвы 095. По межгороду соответственно + 7 095 970-45-45. Уже можете сейчас присылать свои ответы. Первый, правильно приславший ответ на наш вопрос, получит тельняшку. Вторую тельняшку разыграем уже ближе к концу нашей программы. Примем звонок в прямом эфире, ответите правильно – получите тельняшку. У нас есть две.

И. ДЫГАЛО – Настоящие, привезенные с флота.

О. ОРЕХОВА – С какого?

И. ДЫГАЛО – С Северного.

О. ОРЕХОВА – Две тельняшки с Северного Флота сегодня мы разыгрываем в нашей программе «Под Андреевским флатом». Надо сказать еще о том, что в конце часа минут на пять, на семь мы будем включать телефон. Вы сможете звонить и задавать все свои вопросы. Любые вопросы. Это могут быть вопросы гостю, а также это могут быть вопросы сотрудникам пресс-службы ВМФ.

И. ДЫГАЛО – И естественно, Ольге Ореховой.

О. ОРЕХОВА – Да? Хорошо, отвечу. Тема сегодняшней программы… Решили начать, естественно, с истории, как все начиналась. Такая тема у нас: «Морским судам быть! Рождение российского флота». И я представляю нашего гостя профессора Академии военных наук. Историк, капитан 1-го ранга Монаков Михаил Сергеевич.

М. МОНАКОВ – Добрый вечер.

О. ОРЕХОВА – Добрый вечер. Многие были на Плещеевом озере, видели это маленькое деревянное сооружение, которое называется «Ботик Петра I». С него ли все начиналось?

М. МОНАКОВ – Условно говоря, с него. Но вообще-то настоящий регулярный военный флот начинался с Азовской Флотилии или с Азовского Флота, как точнее его называли в те времена. Этот флот был построен в рекордно короткие сроки – в одну зиму, и предназначался он для поддержки войск русской армии, которые долгие годы не могли пробиться к теплому Черному морю. Начинали этот путь с Азова, который запирал выход с русской реки Дон в Азовское море, а значит, и в Черное море. Это случилось в 1696 году. А почему именно в 1696-м? Потому что историки решили условно считать эту дату датой рождения Российского регулярного военного флота. Потому как в этот год, 30 сентября по новому стилю (по старому 20 октября 1696 года) Боярская Дума по предложению Петра I узаконила этот самый флот, который был построен для взятия Азова, постановив морским судам быть.

И. ДЫГАЛО – Отсюда и название рубрики.

М. МОНАКОВ – Да, отсюда и название вашей рубрики.

О. ОРЕХОВА – То есть все началось еще до Петра?

М. МОНАКОВ – Если говорить о мореходстве на Руси, о войнах, которые вела Россия за выход к Балтийскому и Черному морям, то началось это все задолго до Петра. Если говорить с некоторым допущением, за выход в Балтику мы воевали 500 лет, чуть меньше – за выход в Черное море.

И. ДЫГАЛО – То есть я правильно понял, Михаил Сергеевич, что флот был необходим нам как ключ от тех ворот, которые были заперты, ключ во внешний мир?

О. ОРЕХОВА – А для чего он так необходим нам был?

М. МОНАКОВ – Если перенести ту ситуацию условно в наши дни, то Россия была в том же положении, в котором сегодня наша Калининградская область, только это было еще хуже. Поэтому для того, чтобы не просто процветать, а просто для того, чтобы жить и развиваться, России нужен был выход в теплые моря, потому как наши исконные северные моря, во-первых, далеко от самых главных культурных центров Европы, а во-вторых, они замерзают.

И. ДЫГАЛО – То есть, Михаил Сергеевич, я так понял, что даже с рождения флот был напрямую связан с какими-то геополитическими проблемами, которые очень волновали Россию? У нас был очень интересный подход, мы перед эфиром с вами говорили, вы упоминали войну 1812 года. Очень интересный подход, я впервые его слышу. Не могли бы вы слушателям рассказать?

М. МОНАКОВ – На самом деле, для нашей сухопутной страны многие, если не сказать все войны, так или иначе были связаны с морем, с морской торговлей, с теми интересами, которые Россия имела на морях. Я уже говорил об этом проклятом восточном вопросе, то есть о правовом режиме проливов Босфор и Дарданеллы, который стоял в центре русской политики в течение всего XYIII, XIX и, можно сказать, первой половины XX века. Другое дело, что такая совершенно сухопутная война, как война 1812 года, все военные действия велись на суше, а из-за чего она началась. А началась она из-за того, что Россия категорически отказалась участвовать в континентальной блокаде, при помощи которой Наполеон хотел задушишь Англию, но параллельно он душил своих конкурентов на континенте, главным из которых была Россия. Присоединение вынужденное после Тильзитского мира к континентальной блокаде стоило России очень дорого. Ее внешняя торговля сократилась на 20 %. Должен вам сказать, что Павел I, Павел Петрович, отец Александра I, он ведь пострадал во многом из-за того, что порвал с Англией и попытался войти в союз с Наполеоном, это сразу ударило по русской морской торговле. Александр I очень хорошо это запомнил. Поэтому он, формально участвуя в континентальной блокаде, начал за спиной у Наполеона договариваться с Англией, чтобы корабли под английским флагом перестали перехватывать русские и главное, иностранные суда, которые шли в Санкт-Петербург, в Архангельск. На Черном море мы вообще не придерживались этой континентальной блокады. В наказание за то, что Александр позволил себе разрушить главный стратегический замысел Наполеона по удушению, он и предпринял поход великой армии в Россию.

И. ДЫГАЛО – Флот занимался иногда даже такими неординарными задачами вплоть до того, что мы писали для отдельных государств конституции. Помните?

М. МОНАКОВ – Это помню. Федор Федорович Ушаков. Знаменитая экспедиция в Средиземное море 1798 – 1800-х годов, где Ушаков один из немногих военачальников того времени, можно сказать, задолго до Клаузевица, проявил интуитивное, но очень верное понимание такого понятия как война, он понял, что война не сводится к вооруженной борьбе, что война ведется и в области политики, и в области экономики. Именно благодаря этому, с ничтожными силами он отвоевал у французов (а французы были лучшей армией того времени) целый архипелаг, и более того, закрепил его за Россией на многие годы.

И. ДЫГАЛО – Михаил Сергеевич, маленький вопрос, возвращаясь немножко назад, в петровское время. Почему обучение, все основы кораблестроения Петр I брал у голландцев, а не у той самой Великобритании, которая испокон веков считается морской державой? То есть они господствовали на море.

М. МОНАКОВ – Это не совсем точно. Великое посольство начиналось с Голландии, где Петр I работал в городе Саардаме простым плотником, и где для него специально, в Голландии заложили фрегат, который он как строитель построил, оснастил, вооружил и пустил в плавание. Но там же, в Голландии, царь Петр услышал о том, что у англичан кораблестроительная наука, как тогда говорили «искусство», поставлено намного выше, чем у голландцев. Он немедленно переправился в Англию. Есть очень интересный отчет о пребывании русской делегации и нашего царя инкогнито под именем Петра Михайлова в Английском королевстве, как так его принимали, как там его насыщали последними знаниями в области кораблестроения и прочих наук, и как английский король в благодарность за то, что Петр I со своими спутниками наконец покинул английское королевство, подарил ему на прощание яхту.

И. ДЫГАЛО – Михаил Сергеевич, я бы хотел, чтобы вы слушателям рассказали немного об уставе, о том самом уставе, который…

М. МОНАКОВ – Вообще говоря, устав морской воинский, который был издан по инициативе Петра I с его непосредственным наблюдением с его правками, с его взглядом на морскую службу, на флот, на его роль в истории государства не только в составе вооруженных сил того времени, в истории государства, это очень интересный документ, и рождался он не так быстро, как может показаться. Флот — это такая вещь, которая требует очень точной, очень строгой организации, где от… (не хочу говорить «от последнего матроса»), от матроса до самого высшего флотского чина, до флагмана, который там, на верху, каждый должен знать и выполнять его совершенно четко.

О. ОРЕХОВА – А чем отличается авиация от флота в этом смысле?

М. МОНАКОВ – Ну, авиации в то время еще не было, поэтому мы о ней поговорим позже. Я думаю, что очень сложное дело, в которое вовлечены многие люди, где от каждого человека зависит очень многое, оно должно быть организовано на строгих началах. Поэтому появился устав морской воинский.

И. ДЫГАЛО – Причем, его читать даже обывателю, даже слушателю неискушенному крайне интересно. Можно вспоминать различные выдержки оттуда.

М. МОНАКОВ – Можно реплику? Суровость того времени отражена на страницах этого устава. Почти каждая статья этого устава кончается такой фразой: «повинен смерти». Это очень серьезный документ, который скорее похож на какое-то уложение о наказаниях, а не устав в нашем нынешнем понимании. Тем не менее, там излагались очень жесткие четкие требования к организации всей службы на флоте, где все, от «генерал-адмирала» до «матроза», как тогда говорили, могли прочесть свои обязанности, и должны были их выполнять очень строго.

И. ДЫГАЛО – От навигационной безопасности и заканчивая обычными бытовыми вопросами. А служба на парусных кораблях была очень жесткой, очень трудной.

О. ОРЕХОВА – Я напоминаю, что вы слушаете программу «Под Андреевским флагом», которую мы делаем вместе с пресс-службой ВМФ. У нас в студии Игорь Дыгало, Дмитрий Бурмистров, Ольга Орехова. У нас сегодня в гостях Монаков Михаил Сергеевич. И говорим сегодня о том, как рождался российский флот. 23.25 уже на наших часах. Обещали в это время немного улыбнуться. «Флотские байки Большого капитана».

М. КРАСНОВ – В год 60-летия победы мы вспоминали много замечательных традиций, рожденных в эти годы на флоте. Вот одна из них – возвещать о победе в море выстрелом холостым, когда корабли возвращались в базу. Традиция эта тоже родилась в городе Полярном на подводной лодке, на которой служил лейтенант Арванов, тогда командир БЧ 2.3. Он обратил внимание и посоветовался с командиром, тогда английские лодки, тогда их было четыре (была английская миссия в городе Полярном) возвращались с базы после победы, они поднимали на перископе перевернутый фашистский флаг военно-морской, говоря о том, что они потопили фашистский транспорт. И вот однажды лодка К-1, находясь в море, командир дивизиона Гаджиев был на борту, он мастер не только подводного удара, но и мастер артиллерийского боя на подводной лодке, корабль фашистский был потоплен, но началось бомбометание по советской подводной лодке. Лодка всплыла, и артиллерийским огнем на подводной лодке – «Катюша» две сотки, две сорокопятки – из этих орудий были уничтожены два корабля преследования. Возвращаясь в базу, лейтенант обратился сначала к командиру подводной лодки, Уткину, потом к Гаджиеву и сказал, давайте возвестим холостыми выстрелами о победе русского оружия. Но дело в том, что Арванову был выговор за то, что он однажды стрельнул холостыми, вернее, уже не холостыми, а боевыми снарядами с подводной лодки по фашистским самолетам. У командующего флотом, Головко, был приказ, запрещающий подводным лодкам стрелять в базе, и Арванов получил выговор. На что Гаджиев сказал: «Ты же имеешь уже выговор от командующего, ты что, хочешь, чтобы тебя на губу посадили за такую стрельбу?» И все-таки уговорил. Командующий флотом всегда встречал подводные лодки, которые возвращались в базу, тем более с победой. И вдруг при швартовке раздался выстрел. Главком был страшно недоволен: «Гаджиев! Вы что, с ума посходили?!» «Потом доложу! Разрешите пришвартоваться!» Состоялся традиционный вечер в Доме офицеров. Уже на столах были жаренные поросенки, уже эта традиция вступила в силу. Все знали, что командующий находится за столом всегда только три тоста, последний – «за тех, кто в море» — он встает и уходит. И вот Арванов, он армянин: «Товарищ командующий! Прошу разрешения еще один тост». Посмотрите, времена: лейтенант может обратиться к командующему за столом запросто. Командующий рассердился, говорит: «В чем дело? Вы же знаете, что я только три тоста, гудите здесь хоть до утра». «Товарищ командующий, за этот тост вы обязательно должны выпить». «Ну, давай, быстрее только». Арванов говорит: «Я хотел бы поднять тост за то, чтобы как можно чаще в Екатерининской гавани звучали такие выстрелы, которые прозвучали сегодня во славу русского оружия!» Главком засмеялся говорит: «Вот хитрый армяшка!» Выпил, конечно, этот тост, и тем самым негласно утвердил традицию стрелять. И эту традицию подхватили не только подводники и надводники, но и авиаторы. Они когда шли над аэродромом, делали холостой выстрел, возвращаясь, говоря о том, что они сбили фашистский самолет. Вот, такие замечательные традиции закладывались в годы войны нашими старшими товарищами моряками.

О. ОРЕХОВА – Да, это наш большой капитан. Знаете, как обычно, соберется компания, кто-то первый рассказал анекдот, и тут же все начинают вспоминать что-то свое. Михаил Сергеевич, может быть вам тоже что-то припомнилось?

М. МОНАКОВ – Я могу припомнить свою самую первую швартовку. Это было в Севастополе глубокой ночью. Почему-то мы занимали место в чужом соединении. И нам было велено немедленно перешвартоваться на противоположную сторону бухты. Так получилось, что команды подавал я, хотя у нас был на борту старший командир, помощник командира корабля, но он был не допущен. Очень волновался. Мне пришлось по-своему переводить на русский язык все его команды. Все шло отлично. Был полный штиль. Была превосходная лунная ночь. Бухта прямо сияла огнями. Я расслабился, все было хорошо. Мы развернулись посередине бухты. Причал 180 метров шириной. Ни одного корабля или судна там не было, никто нам не мешал. Далее – обе малые назад, застопали машину, идет как влитой. Я смотрю, любуюсь этой картинкой. И вдруг, когда мне докладывают, что до стенки осталось 20 метров, боцман спрашивает с бака: «А якорь-то отдавать будем?» Мы перерубили самый большой кранец, который был у нас на корабле (кранец – это такой веревочный мешок, набитый всякой ерундой), для того чтобы не разбить борт. Помяли корму. Потом как-то это все замяли. Но с тех пор я больше не боялся швартовки.

И. ДЫГАЛО – Я знал одного командира, который всегда швартовался, уже имея специальную группу, которая после этого ремонтировала причал, особенно, если особая швартовка такого плана. Вообще-то на некоторых иностранных флотах нормально швартуются женщины. Довольно тяжелая работа. Выбегают пять очень хорошо подготовленных женщин на бак и нормально справляются со всеми швартовыми устройствами…

О. ОРЕХОВА – Игорю лучше слово не давать, а то мы будем слушать байки уже до конца программы. Я напомню, что у нас сегодня викторина. У нас есть две тельняшки, которые нам не нужны, потому что здесь все офицеры. Офицеры не носят тельняшки?

И. ДЫГАЛО – Носят, но в вольной обстановке. Это мы уже прошли, учась в училищах.

О. ОРЕХОВА – Так вот, у нас есть две тельняшки. Одну дадим тому, кто пришлет правильный ответ нам по SMS. Напоминаю номер 970-45-45. И вторую отдадим тому, кто позвонит нам в эфир, это будет чуть позже. Напомню вопрос: какой первый флагманский военный морской чин был у Петра I. Такой вопрос.

И. ДЫГАЛО – Да, именно так сложно вопрос звучит. И я скажу, что мы заставим и попросим того, кто выиграет эту тельняшку одеть ее тут же, но не будем предлагать бокал соленой забортной воды. Наверное, это мы сделаем потом, когда привезем несколько канистр этой воды с Северного или Балтийского Флота.

О. ОРЕХОВА – А сейчас новости Военно-Морского Флота и слово Дмитрию Бурмистрову.

НОВОСТИ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА

О. ОРЕХОВА – Спасибо, Дима.

И. ДЫГАЛО – Вообще я думаю, что у нас блок новостей будет расти, поскольку напряженность и активность флота во всех уголках мирового океана растет, и это видно по последнему времени, периоду два года, он очень интенсивный. Учения проходят везде. Это международные учения Поисково-Спасательных Сил, учения целых группировок кораблей, заходы в иностранные порты. Очень важная вещь – заход в иностранный порт. Это демонстрация нашего Андреевского флага, демонстрация возможностей России, демонстрация наших кораблей.

О. ОРЕХОВА – Демонстрация – это я понимаю, когда идут боевые учения. Просто мне кажется, что это такая игра в поддавки.

М. МОНАКОВ – Учения – это уже учения, это не боевые.

И. ДЫГАЛО – Какая может быть игра в поддавки, если, скажем, месяц назад прошли учения «Сорбет Роял»… Хотя, правильный вопрос, конечно, правильный, слушатель должен знать об этом. Последние учения «Сорбет Роял – 2005», где участвовал спасательный буксир «Шахтер» в заливе Теранта возле Италии, он был самым настоящим. Наша группа водолазов участвовала во вполне реальных учениях НАТО, спасательных учениях, где мы выводили экипажи из аварийных подводных лодок. Это были лодки иностранные, они обозначали аварийные лодки, находящиеся на определенной глубине, на грунте. Мы прекрасно справились с этой задачей. Это очень актуально. Такие же учения прошли совместно с турецкими ВМС. И мы будем расширять эти учения в рамках программы по предотвращения инцидентов на море. Но поскольку разговор шел о демонстрации флага, я бы хотел, чтобы Михаил Сергеевич, наш главный эксперт по истории и традициям флота, сказал несколько слов. Сейчас у нас крестовый как в песне Алексея Рыбникова, флаг Андрея Первозванного. Пусть он немножко расскажет слушателям, почему у нас этот флаг, самый красивый в мире, реет сегодня во всех уголках. Откуда?

М. МОНАКОВ – Флаг Андрея Первозванного у нас появился не сразу, сначала были другие флаги, мы не будем приводить здесь их описания, но цвета по некоторым данным были те же самые, что у российского государственного флага: белый, синий и красный. Как появился флаг Андрея Первозванного? Это связано с легендой, со сказанием о том, что первым святителем земли русской был именно святой Андрей Первозванный, который проповедовал среди обитателей нашего Приильменского края, то есть в районе нынешнего Нижнего Новгорода. Есть предание о том, что именно наша земля является землей святого Андрея Первозванного. Это связано с концепцией «Москва – Третий Рим». Раз Москва – Третий Рим, значит у нее должен быть свой апостол. Поэтому высший орден Российской империи был орден Андрея Первозванного.

И. ДЫГАЛО – Но мы его вернули.

М. МОНАКОВ – Да. Косой крест – это тот крест, на котором Андрей Первозванный принял мученическую смерть. В память об этом корабли российского Военно-Морского Флота несут крест Андрея Первозванного.

И. ДЫГАЛО – Такой интересный момент (я вас перебью). Известный путешественник Федор Конюхов вышел на связь с нами, с Главным Штабом ВМФ из Кейптауна и сказал буквально так, вы понимаете, почему-то на разных островах, в разных странах на юге часто просто не узнают русский флаг, а не могли бы вы мне передать Андреевский флаг. Мы доставили Андреевский флаг. И он пошел под Андреевским. Андреевский помнят в самых отдаленных уголках. Это приятно. Я знаю, что в Шотландии с большим уважением относятся к нашему флагу, поскольку их флаг похож на флаг…

М. МОНАКОВ – Это тоже крест святого Андрея, «Saint Andrew Cross».

И. ДЫГАЛО – Мне рассказывали, что даже в школьных учебниках истории в Шотландии есть упоминание, что есть такой флаг, который похож на наш, это флаг Российского Военно-Морского Флота.

М. МОНАКОВ – Произошел от одного и того же креста – Андреевского.

И. ДЫГАЛО – Михаил Сергеевич, вот поскольку флаг, я бы хотел несколько слов о традициях. Флот ведь живуч и силен именно традициями больше, чем любой другой вид вооруженных сил, наверное. Здесь, поскольку сам ношу флотскую форму, говорю, но все же это, наверное, так. Как вы считаете, на ваш взгляд, с момента когда у нас появился регулярный флот, какие традиции больше у нас стали приживаться: это Британия, это Голландия или это все смешанное? Как все это начиналось? Откуда появлялись флотские традиции, которые потом стали нашими традициями российского флота, которыми мы сейчас живем?

М. МОНАКОВ – Я думаю, что традиции наши появлялись на нашей российской почве, они рождались и крепли на палубах наших российских кораблей. Потому что особенности национального характера никуда не делись. Тот самый национальный архетип, носителями которого являемся мы с вам, он, смею полагать, мало изменился за эти 300 лет.

И. ДЫГАЛО – А какой флот самый старый?

М. МОНАКОВ – Вы знаете, говорят британский.

И. ДЫГАЛО – Говорят индийский.

М. МОНАКОВ – Говорят, китайский. Я думаю, что морская деятельность, в том числе и военная деятельность на морях, она уходит своими корнями в глубокую древность. И здесь очень многие военные флоты будут состязаться за первенство.

И. ДЫГАЛО – Мы будем еще как-то говорить о 100-летии подводного флота, которое будет в следующем году. Затрагивая историю военного флота, мы ведь должны вспомнить и о подводных лодках, которые сейчас составляют ударную мощь флота. Почему мы говорим о 100-летии подводного флота? Почему не больше?

М. МОНАКОВ – Это условная дата, как и всякая любая юбилейная дата.

И. ДЫГАЛО – Куда подевался «Ефим Никонов»?

М. МОНАКОВ – «Ефим Никонов» – во многом это легенда. Есть другие даты, которые можно привязать к основанию подводных сил. Но именно в 1906 году у нас в России впервые было осознано, что этому роду сил флота, или как тогда говорили, классу кораблей боевых, суждено большое будущее. Надо удивиться только прозорливости тех людей, которые в этих очень несовершенных боевых кораблях, на которых с точки зрения военных моряков того времени и служить-то было страшно.

И. ДЫГАЛО – А вот об этом вы расскажете в программе, которая будет посвящена именно 100-летию подводного флота.

О. ОРЕХОВА – Это будет чуть позже, через несколько месяцев, видимо. На самом деле много очень интересных фактов, событий. Обо всем не расскажешь за то время, которое отведено под программу, за час уж точно . У нас остается времени не так много. Успеть надо еще о-го-го сколько еще, в том числе, наша рубрика, наше включение. Сегодня Игорь Дыгало небезызвестный общался с командиром большого десантного корабля Балтийского Флота «Королев», капитаном 2-го ранга. Хабун Игорь Николаевич его зовут. И давайте послушаем. Игорь Николаевич расскажет о том, что такое большой десантный корабль. У все сегодня большое: Большой капитан, большой корабль. В большое плавание отправляемся. Прямое включение. Чуть позже, друзья, извиняюсь за небольшую накладку. Я так думаю, что мы можем сейчас начать уже принимать ваши звонки. Напомню вопрос нашей викторины. Викторина посвящена теме военно-морской. Вопрос: какой первый флагманский военно-морской чин был у Петра I. Есть уже правильные ответы на SMS. Естественно, мы пока не говорим правильный ответ. Принимаем звонки по телефону 203-19-22. Ответите правильно – получите тельняшку. Все очень просто. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Людмила. У меня книжка Фирсова «Петра творение». Видимо, ответ будет неправильный. Тут написано «адмирал Петр Великий».

О. ОРЕХОВА – Нет, не принимаем этот ответ. Спасибо вам, что позвонили. 203-19-22. Добрый вечер. Алло. Здравствуйте. Мы слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый вечер. Может быть, вице-адмирал?

О. ОРЕХОВА – И не вице-адмирал. Нет. Друзья, попрошу, когда дозвонились, представляться. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Борис.

О. ОРЕХОВА – Очень приятно.

СЛУШАТЕЛЬ – Мне кажется, звание было у него сауд-бенахт – первый адмиральский чин.

И. ДЫГАЛО – Есть, есть, есть.

О. ОРЕХОВА – А что же трубку бросили? Трубку бросили. Значит, тельняшку оставим себе. Я без погонов буду ее носить. Правильный ответ. И победителю, который прислал нам правильный ответ по SMS, его зовут Андрей, он один из первых был, в 23.17 от него уже пришел правильный ответ. Телефон 916-242. Андрей, поздравляем вас.

И. ДЫГАЛО – Поздравляем, Андрей, вы хорошо знаете историю.

О. ОРЕХОВА – Все у нас нормально сейчас? Можем запускать? Итак. Прямое включение, связь сегодня днем осуществили с командиром большого десантного корабля Балтийского Флота «Королев». Хабун Игорь Николаевич с нами на связи.

И. ДЫГАЛО – Игорь Николаевич, у нас сегодня первый выход в эфир программы «Под Андреевским флагом». Очень приятно, что мы разговариваем именно с моряками балтийцами. Балтийский Флот – это колыбель всего Военно-Морского Флота. Расскажите, пожалуйста, о своем корабле, расскажете, пожалуйста, для каких задач он предназначен.

И. ХАБУН – Большой десантный корабль «Королев», который построен на судостроительной верфи в городе Гданьске Польской Республики, был заложен в 90-м году и спущен на воду в 91-м году, вступил в боевой состав ВМФ в 1992-м году, вошел в состав бригады десантных кораблей Балтийского Флота. В период с 92-го года по 94-й он принимал участие в выводе наших воинских частей с территории стран Прибалтики, после чего находился в своем пункте постоянной дислокации в военно-морской базе «Балтийск» Балтийского Флота, выполнял задачи в соответствии с планами боевой подготовки, которые были поставлены кораблю вышестоящим командованием.

И. ДЫГАЛО – Игорь Николаевич, какое оружие есть на корабле? Для чего предназначен большой десантный корабль? Чтобы слушатели наши представляли, зачем у нас в Военно-Морском Флоте есть такие корабли.

И. ХАБУН – Это корабль, предназначенный для перевозки морем войск и техники десанта в определенные районы для выполнения задач по высадке. Кроме этого, если необходимо, можно перевозить какие-то военные грузы и выполнять другие задачи, которые может выполнять корабль, способный транспортировать большие объемы техники и людей.

И. ДЫГАЛО – Какое вооружение есть на корабле из артиллерии, скажем?

И. ХАБУН – В этом плане корабль оснащен артиллерийскими комплексами для отражения ударов средств воздушного нападения противника в зоне самообороны, для поражении объектов на берегу для подавления противодесантной оборон. Кроме этого еще есть комплексы оружия, которые предназначены для защиты от средств воздушного нападения, для уклонения от оружия вероятного противника, торпед и т.д. Очень надежное и качественное.

И. ДЫГАЛО – Можете в общих чертах размеры корпуса, не раскрывая никаких секретов. Что значит большой десантный корабль?

И. ХАБУН – В длину наш корабль 112 метров, в ширину 15. Водоизмещением он относится к классу кораблей второго ранга, водоизмещением около 4 тысяч тонн. Большой, потому что способен принять достаточно крупное подразделение морской пехоты на борт.

И. ДЫГАЛО – Там, конечно, если зайти в отсеки для десанта, для техники, то можно организовывать концерты. С какого времени большой десантный корабль носит имя «Королев»?

И. ХАБУН – Было кораблю присвоено имя «Королев» приказом командующего в 1999-м году. Церемония переименования прошла летом 2000-го года, на которой присутствовали представители администрации города Королева, бывшего города Калининград, города, побратимого с нашей Калининградской областью. На настоящий момент в городе все жители знают, на корабле знают, что мы друг с другом поддерживаем тесные связи, у нас они достаточно часто бывают. Отношения достаточно теплые сложились. В среднем из прибывших процентов 10 составляют молодые ребята, призванные из города, остальные призваны из других регионов страны.

И. ДЫГАЛО – Если взять, допустим, последний год, какие задачи выполнял корабль?

И. ХАБУН – Корабль в базе не стоял. Мы сдали контрольные проверки по первой и второй курсовым задачам. Участвовали в зачетных тактических учениях соединений, участвовали в призовых мероприятиях по высадке десанта, участвовали в сборе кораблей на рейде под руководством командующего флотом в августе. Все мероприятия прошли успешно, даже есть надежда на то, что приз по десантной подготовке в этом году с нашей помощью тоже будет завоеван нашей бригадой.

И. ДЫГАЛО – Наша программа желает, чтобы этот приз действительно был завоеван. Нам очень приятно, что прямое включение состоялось именно с Балтийского Флота. Желаем вам и экипажу успехов в выполнении задач в море.

О. ОРЕХОВА – Так называется наша программа, которую мы продолжаем. И как обещали, в конце программы включаем телефон. 203-19-22, код Москвы 095. Ваши вопросы нашему гостю Монакову Михаилу Сергеевичу, профессору Академии военных наук, историку, капитану 1-го ранга. Много сегодня интересного от него узнали. Можете задавать ему свои вопросы. Также в студии Игорь Дыгало, Дмитрий Бурмистров. Они тоже готовы отвечать на ваши вопросы. Все, что касается ВМФ. Друзья, пожалуйста. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер.

О. ОРЕХОВА – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Георгий.

О. ОРЕХОВА – Георгий, рада слышать.

СЛУШАТЕЛЬ – Будьте любезны, сколько наш корабль может пройти без дозаправки? Какое протяжение его пути без дозаправки?

О. ОРЕХОВА – Какой корабль? Я так понимаю, что у каждого корабля разный ресурс.

СЛУШАТЕЛЬ – Который вы рассказали, например, наш флагман… большой десантный корабль.

О. ОРЕХОВА – Спасибо за вопрос, Георгий.

И. ДЫГАЛО – Автономность большого десантного корабля. Вы служили на больших десантных кораблях?

М. МОНАКОВ – Я не служил на больших десантных кораблях, но корабли такого класса у нас способны пройти от 7,5 до 8 тысяч км без дозаправки.

О. ОРЕХОВА – А сколько тонн топлива в таком корабле?

М. МОНАКОВ – Там есть специальные цистерны. А если нужно будет выполнять длительные боевые задачи где-нибудь в Средиземном море, в Индийском океане, там есть всегда суда обеспечения, которые подойдут, дозаправят, и можно год выполнять задачу.

И. ДЫГАЛО – Вспомогательные суда – танкеры так называемые в простонародье.

М. МОНАКОВ – Конечно, парусные корабли-то ходили потому что там ветер, и все. А здесь надо дозаправлять периодически. Но даже и своих запасов… Автономность у каждого корабля разная.

О. ОРЕХОВА – 203-19-22. «Эхо Москвы». Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. Валерьян Николаевич вас беспокоит. У меня такой вопрос. Вы не подскажете, где бы можно было найти такую информацию, изобразительную, скорее всего, чертежи по кораблю «Три святителя», который участвовал в Севастопольской обороне?

О. ОРЕХОВА – Спасибо. Знаем мы ответ на этот вопрос?

М. МОНАКОВ – Я знаю ответ на этот вопрос. Есть такая книга Чернышева, она называется «Российский парусный флот. Том 1», там есть чертежи кораблей типа «Три святителя».

О. ОРЕХОВА – Нужно было спросить, зачем? Хочет построить корабль? «Эхо Москвы». Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Здравствуйте. «Эхо Москвы»?

О. ОРЕХОВА – Да, да. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Андрей. Я хотел бы вопрос задать господам морякам.

О. ОРЕХОВА – Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Совсем недавно по канадскому телевидению прошел документальный фильм поп поводу гибели «Курска». И там утверждается по американских лодок, что их было две, и там, якобы, был даже торпедный удар. Что вы по этому поводу можете сказать?

И. ДЫГАЛО – Я заберу этот вопрос себе, если можно. Он не по части истории, хотя это, конечно, история, которая сопровождает каждый флот мира, к сожалению, потому что стихия есть стихия. Корабли сталкиваются, какие бы они ни были совершенные, они всегда сталкиваются с этой стихией, со сложностями и риском службы особенно на подводных лодках. Версии могут быть разные. Я знаю об этом фильме, их было несколько. Различные студии и различные компании выпускали. Она абсолютно не подлежит никакому вниманию со стороны даже непрофессионалов. Это просто гипотеза. Подробное расследование по «Курску» было произведено. Оно обнародовано детально. Эта версия, скорее всего, для того, чтобы привлечь внимание, сделать сенсацию. Она не новая, это было с момента трагической гибели «Курска». Она не раз озвучивалась теми или другими людьми, которые не имеют к флоту никакого отношения. Поэтому я думаю, смотреть на этот фильм надо сквозь призму какого-то реализма, и оценивать его соответственно. Относитесь к нему немножко не так.

О. ОРЕХОВА – Как скажете, товарищ капитан. Добрый вечер. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Это еще раз Валерьян Николаевич вас беспокоит.

О. ОРЕХОВА – Да, Валерьян Николаевич.

СЛУШАТЕЛЬ – Вопрос не из праздного любопытства. Дело в том, что мой прадед Герасим Матвеевич был участником, то есть был матросом, потом старшим матросом, потом…

О. ОРЕХОВА – Верим. И..?

СЛУШАТЕЛЬ – Он на этом корабле принимал участие в Синопском сражении. В частности, когда затопляли флот во время обороны Севастопольской, похороны этого корабля происходили наиболее трагично.

И. ДЫГАЛО – В Синопском, это при Нахимове?

О. ОРЕХОВА – Да.

И. ДЫГАЛО – О! Это последний бой парусных кораблей. Это очень интересно.

СЛУШАТЕЛЬ – Понимаете, в чем дело. Я не могу нигде найти по нему изобразительного материала.

О. ОРЕХОВА – Давайте еще раз напомним, как называется эта книга.

М. МОНАКОВ – Чернышев «Российский парусный флот. Том 1», раздел «Корабли».

О. ОРЕХОВА – Времени остается буквально на один звонок. 203-19-22. «Эхо Москвы». Здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый вечер. Меня зовут Виктор Яковлевич.

О. ОРЕХОВА – Здравствуйте, Виктор Яковлевич.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня такой вопрос. На протяжении долгих лет основной ударной силой флотов могучих были линейные корабли, линкоры. Сохранился ли сейчас у ведущих морских держав военных, может и у нас, этот класс кораблей?

О. ОРЕХОВА – Спасибо вам за ваш вопрос.

М. МОНАКОВ – У нас они не сохранились, а вот Соединенные Штаты свои линкоры, последние постройки, построенные во время Второй мировой войны, они их сохранили, потом их вооружили крылатыми ракетами. Успешно применяли в локальных войнах второй половины ХХ века.

И. ДЫГАЛО – Это типа «Айола»?

М. МОНАКОВ – Типа «Айола», «Нью-Джерси».

О. ОРЕХОВА – Как-то быстро пролетел час. Мне кажется, рассказать толком ни о чем и не успели. Есть повод еще раз встретиться.

И. ДЫГАЛО – А мы только вышли в плавание, поэтому я думаю, будем наращивать.

О. ОРЕХОВА – Игорь, я знаю, что ты какой-то музыкальный подарок для всех наших слушателей приготовил. Что это? Сразу скажи?

И. ДЫГАЛО – А мы всегда будем готовить особенные музыкальные подарки. И я скажу, что периодически мы будем приглашать в студию звезд.

О. ОРЕХОВА – Моряки любят музыку.

И. ДЫГАЛО – Да. Моряки меломаны, любят очень серьезную музыку, потому что море – это все-таки стихия, жесткость.

О. ОРЕХОВА – Море – это не попса.

И. ДЫГАЛО – Я думаю, мы пригласим и Константина Кинчева, и Алексея Рыбникова. Сегодня, потому что у нас нет хорошей копии группы «Алиса», есть прекрасная песня «Синий предел», я обещаю, что мы ее поставим в следующем в эфире, она у нас не пошла, честно скажу.

О. ОРЕХОВА – Мы, кстати, узнаем тогда, держат ли слово моряки.

И. ДЫГАЛО – Держим, держим. Я обещаю. А сегодня мы поставим песню, чтобы не уснули после нашей программы. Это группа «Элизиум», песня «Острова».

О. ОРЕХОВА – Через секунду. Я благодарю всех, кто принял участие в нашей программе. Монаков Михаил Сергеевич – профессор Академии военных наук, историк капитан 1-го ранга. Спасибо вам большое. Пресс-служба ВМФ: Игорь Дыгало, Дмитрий Бурмистров. Вела программу Ольга Орехова. Друзья, спасибо за внимание. Всего доброго. Кстати, после нас стартует еще одна новая программа Ашот Насибов уже здесь, тоже немного волнуется. «Школа молодого отца» — это то, что будет.

И. ДЫГАЛО – Очень хорошо, после нашей программы «Школа молодого отца».

О. ОРЕХОВА – У нас было рождение российского флота.

И. ДЫГАЛО – Нам нужно будет срастись как-нибудь в одной программе и поговорить.

О. ОРЕХОВА – Все, друзья. Спасибо. Всего доброго.

Источник: http://echo.msk.ru/programs/flag/38605/

Просмотров: 2288   
Нарушена нервная регуляция двигательной функции кишечника
Циркуляционный с-р прямой кишки на 14 см, ворсинчатая аденома на 7 см